"Одинокий стрелок" (The Lone Gunmen)

Собственно говоря, "Одинокий стрелок" - это название подпольного ежемесячного журнала, на страницах которого выходят в свет статьи самого разного толка - от новостей из мира пришельцев до документов, разоблачающих заговоры власть предержащих. Название журнала фактически подсказал мистер Х (убийца Консорциума, а позднее - осведомитель Малдера), который как-то произнес коронную фразу по поводу убийства Кеннеди: "Я слышал, его убил одинокий стрелок" (имелся в виду Курильщик). Поскольку вся редакция журнала была буквально сдвинута на убийстве несчастного президента, подозревая в нем (убийстве) глобальный заговор правительства пополам с пришельцами, название быстро прижилось и стало фирменной кличкой группы, состоящей из трех человек: Байерса, Лэнгли и Фрохики.

Конечно, "стрелки" не ограничивались только изданием журнала (тираж которого, кстати, был поистине смехотворным - но на то он и подпольный, для узкого, так сказать, круга читателей). Фактически, целью их жизни было по уши влазить в разные тайны и секреты с целью их немедленного разоблачения. Малдер обращался к ним за помощью всякий раз, когда официальные каналы оказывались для него закрыты; и однажды (в эпизоде E.B.E.) описал Скалли эту параноидальную троицу как "an extreme government watchdog group" ("чрезвычайную охранительную правительственную группу"). "Стрелки" не раз доставали для него самую секретную информацию и проводили независимую экспертизу, а при случае и совершали с Малдером вылазки на разные засекреченные военные объекты.

Согласно эпизоду "Unusual Suspects", "стрелки" в свое время оказались "повязаны" с Малдером и стали причиной открытия "Секретных материалов". Именно в то время - благодаря случайности в лице некой Сюзанн Модески - и образовалась группа "Одинокий стрелок", а Малдер начал интересоваться тайными правительственными разработками, связанными с внеземной технологией. Именно от "стрелков" молодой и зеленый в ту пору Фокс заразился паранойей, которая за короткое время приняла весьма тяжелую форму (так что спустя несколько лет Байерс глубокомысленно изрек: "За что ты нам нравишься, Малдер, так это за то, что твои идеи еще более дикие, чем наши").